Женя Гребенников: Одного фаворита на чемпионате мира не будет

ПАРТНЕРЫ

Женя Гребенников: Одного фаворита на чемпионате мира не будетЛетом Женя Гребенников с партнерами по сборной Франции не позволил россиянам выиграть золото Олимпиады, а осенью начал выступать в нашей Суперлиге.

У новобранца «Зенита» с российскими корнями к 31 году накопился шикарный комплект золотых медалей международных турниров – он побеждал со сборной Франции в Лиге наций, на чемпионате Европы, а прошедшим летом и на Олимпийских играх. Осталось выиграть чемпионат мира. Реальный шанс будет в следующем году на турнире, который пройдет в России.

«Я МАЛЕНЬКИЙ, В САМОЛЕТЕ УДОБНО»

– Женя, вы уже несколько месяцев провели в России. Что-то вас удивило?
– Мне очень нравится. Петербург – очень красивый город. Меня пугали, что в российском чемпионате долго летать. Но мне не мешает. Я уже десять лет играю в волейбол, привык. В самолете не испытываю какого-то дискомфорта: могу спать, отдыхать в воздухе. Я же маленький (188 см. — Прим. ред.), — смеется Гребенников.

– Да, все относительно.
– В Италии, где выступал в последние годы, путешествия тоже занимали достаточно времени –только на автобусе. Так что все нормально, удобно. Нравится все, что ем – именно так мои родители готовили, когда я жил дома. Вообще вспоминаю многое из того, что меня окружало в детстве, юности. И слышать и понимать русский язык – очень приятно!

– Вы уже побывали в Сибири. Испытание русскими морозами – страшное?
– Привыкаю, надо просто куртку хорошую надевать, кофту, уже и шапку купил. Все нормально. Морозы не мешают.

– Уже сформировалось мнение об уровне волейбола в нашей лиге?
– Очень высокий! Бьют сильно, высоко прыгают, — улыбается Женя. — Добрая половина команд бьется за победу в чемпионате, много публики. Все арены, где играем – красивые. Но я все это и ожидал увидеть, догадывался об уровне лиги.

– С болельщиками «Зенита» уже познакомились?
– Да, чуть-чуть. Жалко, что пока их мало, только, кажется, 30 процентов зала может заполняться. Но, естественно, они болеют за нас и это очень круто! В прошлом сезоне в Италии весь сезон провели без публики. Мне играть в таких условиях неинтересно.

– Многие считают российский чемпионат сильнейшим в мире. Согласны?
– Сильный, но сказать, что самый – не могу, наверное. Может, на втором месте. В Италии тоже очень серьезный уровень. Все команды в местной лиге конкурентоспособны, серьезная борьба, нет такого, чтобы кто-то спокойно 3:0 побеждал. Трудно заранее предсказать итоговое распределение мест. Любой аутсайдер может обыграть лидера. Еще, думаю, на Апеннинах чуть сильнее игроки в технике.

«НАДО УМЕТЬ ВЫХОДИТЬ ИЗ-ПОД ДАВЛЕНИЯ»

– В сборной Франции обсуждали жеребьевку чемпионата мира?
– Пока нет. Недавно только завершился чемпионат Европы. Сейчас все мысли о клубах. К тому же, у нас новый тренер – команду возглавил Бернардиньо. Пока всё в процессе организации. Впрочем, до начала турнира еще восемь месяцев.

— Да, срок достаточный.
— Многое еще, может, случиться – травмы и т.д. Можно сказать, во Франции больше сейчас думают об Олимпийских играх в Париже – это для страны на первом месте. Но мы знаем, что в России сейчас вовсю идет подготовка к чемпионату мира. Не сомневаюсь, что все будет проведено на высшем уровне.

– Можно ли сказать, что именно сборная России, как хозяйка чемпионата мира, будет главным претендентом на золото?
– Не думаю. Семь команд можно назвать – Россия, Сербия, Польша, США, Бразилия… Много. Конечно, у России шанс есть, раз они дома играют. Это очень важно для публики, для настроения. Я помню, когда в 2019 году чемпионат Европы проходил во Франции, мне очень нравилось – болельщики постоянно с нами находились. Это дает больше адреналина. По крайней мере, для меня. В тяжелый момент помогает.

– Но домашние стены – это еще и повышенное давление, прессинг.
– Надо уметь из-под давления выходить. У всех бывает стресс, паника… Но это наша работа, пусть и тяжелая. Такова жизнь спортсмена.

– Наверняка, партнеры по сборной сейчас будут постоянно спрашивать вас о России.
– Нет, ничего не будут спрашивать. Всю российскую команду и так прекрасно знают. Мы уже десять лет против России играем. Ребята просто спрашивают: холодно мне или нет. Я отвечаю, что нормально.

«ГДЕ-ТО НЕДЕЛЮ БЫЛИ ПОПУЛЯРНЫМИ»

– Для вас же чемпионат мира-2022 может стать третьим в карьере.
– Да.

– Какие-то яркие впечатления остались о первых двух?
– Честно, нет. На первом в моей карьере чемпионате мира, в 2014 году, у нас была еще молодая команда, и мы закончили турнир на четвертом месте. Жалко, конечно, что не выиграли медали. Для нашей сборной тот турнир стал отправной точкой формирования новой команды. После чемпионата все подписали контракты с сильными клубами в Европе. Спустя четыре года мы уже серьезно подросли в мастерстве, но результата на последнем чемпионате мира не смогли достичь.

– В волейболе не всегда лучшая команда выигрывает.
– Да, семь очень сильных команд каждый год борются на крупных турнирах за главный приз, тяжело забраться на подиум. Думаю, в 2018 году мы были недостаточно сильны, чтобы победить всех. Надеюсь, будет шанс выиграть высокое место будущим летом, но, понятно, что тяжело придется. Все хотят выиграть.

– У вас и ваших партнеров по сборной очень красивая история – есть победы на Олимпиаде, чемпионат Европы, в Лиге наций. Осталось выиграть только чемпионат мира и будет полный комплект.
– У нас очень хорошая команда, мы как семья. Сейчас, пришел новый знаменитый тренер – Бернардиньо, который все выиграл и все знает о волейболе. И у нас есть большое желание что-то выиграть уже под его руководством. Но знаем, что очень тяжело и надо много для этого работать.

– Вы признавались, что, несмотря на все успехи, волейбол никогда не был в числе самых популярных во Франции игровых видов спорта. Олимпиада в Токио что-то изменила?
– Нет, наверное. На неделю, когда вернулись во Францию, стали немного популярными. Но потом все вернулось к прежним позициям. Впереди – гандбол, баскетбол, плавание… Во Франции много спорта, тяжело место найти. Надо что-то сделать для привлечения большего внимания к волейболу в стране. От федерации мы ждем больше, но пока не видно каких-то изменений.

«В ФИНАЛЕ В ТОКИО ДУМАЛ, ЧТО РОССИЯ НАМ ШАНСОВ НЕ ОСТАВИТ»

– Вы познакомились с Туомасом Саммелвуо – какое он на вас производит впечатление?
– Хорошее. Он очень много энергии передает своим подопечным. У него, конечно, больше европейский менталитет. Может много разговаривать с игроками, спрашивать, как они себя чувствуют, как можно стать лучше. И мы работаем, учитывая его мнение.

Туомас – молодец, медаль Олимпийских игр завоевал. Осталось только с клубом что-то выиграть в России, пока максимум что удавалось «Зениту» – стать вторыми. Теперь у нас есть огромное желание добиться чемпионства.

– Кстати, в финале Олимпиады в Токио, когда счет был ничейным после четырех сетов, вы верили, что можно обыграть Россию?
– На самом деле я совсем не был уверен, что у нас получится и первые две партии выиграть. Думал, матч будет складываться чуть тяжелее. Помню, в концовке первой партии россияне вели, но мы их догнали за счет защиты и блока. А когда стало 2-0 по партиям, думал, что сейчас выиграем и третью и будем олимпийскими чемпионами. Но расслабляться против команды, которая так подает и бьет в атаке – нельзя.

– Россияне вас наказали за расслабленность.
– Да, соперник восстановил равновесие. Тай-брейк мы, кстати, тоже начали очень плохо, совершили много ошибок, и мне казалось, что ситуацию не исправить. Но затем все-таки и русские начали ошибаться, и мы выиграли. Так бывает, это просто волейбол! Все может случиться. В этот конкретный день мы были сильнее. Хотя после первой недели я не думал, что мы будем олимпийскими чемпионами – очень плохо начали турнир. Вообще не ожидал этой золотой медали.

– Олимпиада в Токио лучший для вас турнир со сборной?
– Не знаю, честно. Что победили, здорово. Все играли отлично, но всегда же можно лучше.

Источник

Leave A Reply

×