Туомас Саммелвуо: Увидел финал чемпионата мира и понял: тоже хочу стать волейболистом

ПАРТНЕРЫ

Туомас Саммелвуо: Увидел финал чемпионата мира и понял: тоже хочу стать волейболистомЧемпионат мира по волейболу FIVB 2022 в России для главного тренера сборной будет уже вторым крупным турниром в нашей стране. По наблюдениям Саммелвуо, популярность волейбола в нашей стране с тех пор намного выросла.

Подмога из Финляндии

— Туомас, в качестве игрока вы уже участвовали в большом турнире, который проводился в России.

— Да, чемпионат Европы 2007 года запомнился мне очень хорошо! Это был самый крутой турнир в истории сборной Финляндии – мы заняли четвертое место. Запомнились и ощущения важности волейбола для России.

— Чем?

— Чувствовалось, что к чемпионату приковано большое внимание, людям это очень интересно, на высоком уровне была организация турнира. Тогда я играл в России – за калининградское «Динамо-Янтарь», поэтому знал, что волейбол в России популярен. А чемпионат Европы в Москве это подтвердил.

— Что за 14 лет изменилось?

— Популярность волейбола стала еще выше. Благодаря результатам, в том числе и победам сборной России. У нас здесь очень сильная лига! Во многих регионах есть сильные команды, на которые всегда ходит много зрителей. 14 лет назад в Калининграде тоже был хороший клуб. Сейчас мужской команды Суперлиги там нет, зато есть женская. И какая! «Локомотив» — чемпион России. У меня на родине тоже интересуются российским волейболом. Финские болельщики хотят приехать на чемпионат мира.

— Поддерживать будут нашу сборную?

-Думаю, да. На Олимпиаде финны переживали за сборную России.

Мастер-класс в школе

— А кто из ваших близких приедет на чемпионат мира?

— Родители — точно. Они приезжали в 2007-м году в Москву на чемпионат Европы, в позапрошлом году — в Санкт-Петербург, когда мы здесь играли отборочный турнир к Олимпиаде. Сейчас родители следят за волейболом, как никогда! Они на пенсии, смотрят все матчи. Не только «Зенита», но и других команд Суперлиги. И других чемпионатов – тоже.

— Сколько городов собираются посетить?

— Вряд ли они будут разъезжать по всей стране. Думаю, будут в Петербурге и Москве, где играет сборная России.

— А дети?

— Возможно, и они приедут. Но у них свой график – школа, занятия. Посмотрим, как это получится совместить. С детьми мы это еще не обсуждали – до чемпионата мира еще почти год. Рано строить планы, — улыбается Саммелвуо.

— Что чемпионат мира даст российскому волейболу?

— Должно появиться больше игроков потому, что проведение турнира в России добавит популярности волейболу среди детей. Подъем интереса к игре среди детей и сейчас заметен. Мы ходили на мастер-класс в общеобразовательные школы, видели там, как узнаваемы игроки среди детворы, сколько она про волейбол знает! На стенах висят плакаты с изображением команд, анонсами матчей. До чемпионата мира есть время, чтобы подобными маркетинговыми акциями привлечь еще больше внимания.

«Помню подробности матчей даже тридцать лет спустя»

— Чемпионат мира в России по футболу стал явлением, о котором до сих пор говорят с трепетом. Волейбольный чемпионат мира может заинтересовать людей глобально, запомниться на годы?

— Надеюсь. В любом случае, пока не попробуем – не поймем. У футбола все-таки другой масштаб. В качестве тренера я впервые участвовал в чемпионате мира в 2014-м году в Польше, там волейбол — второй по популярности вид спорта. На матчах сборной хозяев собирались полные футбольные стадионы! Чувствовалось, что это большое событие для людей. Уверен, что на всех матчах сборной России во время чемпионата мира трибуны тоже будут заполнены.

— Первый чемпионат мира, который вам запомнился?

— Первый, который впечатлил — 1990 года. Знаковый для меня чемпионат. Финал Италия – Куба – один из самых крутых матчей, который я когда-либо видел. Мне было 14 лет и тот матч окончательно сформировал мои приоритеты. С тех пор я уже точно понял, что волейбол – это мое, и я тоже хочу стать профессиональным волейболистом.

— Чем тот финал так выделяется?

— Его украшение – противостояние ведущих нападающих соперников: итальянца Андреа Дзордзи с кубинцем Жоэлем Диспейном. Перед финалом я собирал статистику: Италия до этого проиграла Кубе девять раз подряд! И только в том финале, наконец, выиграла. В решающем матче все смотрелось прекрасно: захватывающая борьба, высочайшее качество волейбола. Я весь матч помню подробно. Могу от первого розыгрыша до последнего все восстановить.

— Серьезно?

— Да, я могу забыть где-то паспорт, могу потерять свои очки, но такие матчи не забываю никогда.

«Восхищался игрой Ярослава Антонова»

— Сейчас тот волейбол выглядит необычно?

— Да, игра изменилась. Либеро еще не было – универсалами были многие волейболисты. Даже центральные блокирующие могли играть на приеме. Некоторые молодые ребята, наверное, не представляют, что волейбол когда-то мог быть таким. Они родились , когда уже все команды играли с либеро.

— А матчи сборной СССР помните?

— Конечно. Во второй половине 80-х в волейболе шло противостояние СССР и США. Хорошо помню финалы между ними на чемпионате мира 1986 года и Олимпиаде-1988. Могу назвать многих из состава сборной СССР того периода — Сороколет, Красильников, Панченко – он меня в «Динамо-Янтарь» тренировал. Еще Савин, Сапега, Фомин. А нет – на Олимпиаде в Сеуле Фомин еще не играл – он появился позже. Антонов был моим идолом.

— Это почему?

— Его игра была особенно яркой. Нравилось, как Антонов атаковал, как вколачивал мячи в площадку.

Петербург, Финляндия, Кемерово

— В каком городе России вас узнают чаще всего?

— В Кемерове. Я там тренировал три года. Город маленький, а «Кузбасс» знает, наверное, каждый житель. Вообще волейболисты более популярны в маленьких городах, где нет большой футбольной команды. После чемпионства с «Кузбассом» весь город о волейболе говорил! Такое до этого только раз видел – когда мы в 1999-м году с «Пуатье» чемпионат Франции выиграли.

— В Петербурге где чаще узнают?

— Заранее не угадаешь. Подойти могут и в центре города, и в торговом центре, и на заправке. После Олимпиады стали узнавать чаще.

— О чем спрашивают?

— Обычно заводят разговор про Олимпиаду. Вспоминают, благодарят, говорят, что серебряные медали – это круто.

— А в Финляндии?

— Там всего пять миллионов населения – узнают везде, — улыбается Туомас.

— Там тоже принято фотографироваться?

— Да. И, автограф просят, и просто поговорить могут. Все то же самое. В больших городах такие встречи все-таки реже, особенно, если в других видах спорта тоже есть сильные команды. Поэтому в Петербурге мне проще.

Источник

Leave A Reply

×