Екатерина Гамова: Хочу посмотреть матчи чемпионата мира в Новосибирске

ПАРТНЕРЫ

Екатерина Гамова: Хочу посмотреть матчи чемпионата мира в НовосибирскеВ четверг было объявлено, что Екатерина Гамова стала амбассадором чемпионата мира по волейболу FIVB 2022.

А накануне двукратная чемпионка мира рассказала нашему корреспонденту, что надо сделать для повышения популярности волейбола в России, почему Бразилия была самым принципиальным соперником и какие тренерские установки вызывали протест.

Как повысить популярность волейбола

— Екатерина, как предстоящий чемпионат мира в России может поменять российский волейбол?

— Активная подготовка к турниру видна уже сейчас. Сдаются новые объекты, многое делается для организации чемпионата, чтобы он прошел на максимально высоком уровне, чтобы болельщикам было комфортно. А как еще поменять? Интереса к волейболу точно добавится, поклонников станет больше. Людей привлекут и другие сборные, на которые захочется посмотреть. Во время чемпионата мира узнаваемость возрастет, а вот сохранится ли это после – вопрос.

— Почему сомнения?

— В нашей стране вывести волейбол на другой уровень популярности трудно. Хотя наш вид спорта в мире очень популярен, в некоторых странах волейбол даже популярнее футбола, но в России, к моему сожалению, побить рекорды футбола и хоккея, наверное, невозможно.

— Даже при всех достижениях российского волейбола последнего десятилетия, обыватели о его представителях знают мало. Спроси простого любителя спорта, назовут лишь пару фамилий.

— Думаю, так же примерно и в других видах спорта. Тех, кто за ними следит постоянно, мы не берем. А если остальных спросить о фигурном катании, назовут Плющенко и Ягудина, Загитову и Медведеву. Они всегда на слуху. Из хоккеистов назовут Овечкина – его знают все.

— А из волейболисток обыватель назовет Гамову. Даже спустя пять лет после завершения вашей карьеры.

— Если так, то я не знаю, почему. Специально ничего для своей популярности не делала, — улыбается Екатерина.

— Есть мнение, что для повышения узнаваемости волейбольному сообществу нужно больше открытости.

— Я не считаю, что он закрыт. Когда я играла в сборной России при Николае Васильевиче Карполе, вот тогда команда была закрыта от СМИ. Сейчас наоборот – многие клубы активно популяризируют волейбол, рассказывают о своей жизни, игроки на своих страницах в социальных сетях – тоже. Другое дело – востребованность в СМИ. Она очень мала. Откроешь газету: на двенадцати полосах футбол, потом хоккей, баскетбол. И лишь где-то на задворках что-то написано о волейболе.

«Тренеры превращали сборную в закрытую от всех территорию»

— Ради справедливости – некоторые волейбольные клубы ведут себя так, что можно подумать, журналисты для них – обуза. И на сайт некоторых посмотришь – подумаешь, что год не 2021-й, а еще 2001-й.

— С этим согласна. Кому то стоит быть более открытыми. Хотя положительных примеров намного больше. В Казани, где я играла, давно в подробностях освещают жизнь клуба, часто показывают что-то интересное для болельщиков, проводят промо-акции, рассказывают обо всем у себя на сайте. Есть и другие клубы, которые активно и современно работают в медиапространстве.

В любом случае для повышения узнаваемости волейбола надо становиться более открытыми. Если мы хотим по максимуму реализовать медийный потенциал нашего вида спорта, и чтобы на трибунах собирались не только, как на некоторых матчах, друзья и родственники игроков, таким клубам стоит поменять отношение к публичности.

— Вы сказали, что при Карполе сборная была закрыта. Игроки тогда это понимали?

— Конечно. Просто по желанию разговаривать со СМИ было нельзя. На каждое интервью требовалось получать разрешение.

— Вы понимали логику таких порядков?

— Трудно было понять логику. Да мы об этом и не думали. Просто все знали, что у нас такие правила, и никто их не нарушал. Но то, что это неправильно, — однозначно! Даже для короткого послематчевого комментария нужно было разрешение Карполя. Это выглядело странно.

Зачем Капрара запрещал сыр?

— Первый раз чемпионат мира сборная России выиграла под руководством Джованни Капрары. Что нового итальянец внедрил в российский волейбол?

— Поменялась система подготовки, но игра и тренировочный процесс при любом новом тренере как-то меняются. Глобальных изменений или появления принципиально иных игровых принципов не было. Во всем мире давно используются знакомые методы. Запомнилось, что при Капраре мы перестали на тренировках бегать.

— Вообще?

— Да!

— Может и правильно? В футболе, например, от длинных кроссов давно отказались.

— Длинные мы и до Джованни Капрары не бегали. Но при итальянском тренере у нас даже забегов на короткие дистанции и беговых упражнений не было. Считалось, наверное, что это не нужно. Хотя в клубах тогда продолжали бегать. Да и в сборной после ухода Капрары это вернули. Думаю, совсем не бегать – неправильно. Для выносливости в каком-то виде это надо.

— В своей книге вы рассказывали о несогласии с запретом Капрары на употребление сладкого.

— Я и до сих пор этого не понимаю. По мне: надо учитывать традиции и менталитет нашей нации. Чем больше нам запрещаешь, тем больше запретного хочется, тем сильнее мы протестуем. Возможно, отношение к смене рациона могло быть другое, если б его обсудили с нами.

— Не обсуждали?

— Нет! Это не было никак объяснено: почему какие-то продукты вредны и чем поможет отказ от них. Просто сказали: теперь нельзя. А почему? Я не считаю, что употребление сыра это такая проблема и так сильно влияет на состояние игрока, чтоб объявлять запрет.

Установка для связующей

— Какая из двух команд, выигравших чемпионат мира, была ближе к идеалу – сборная 2006 года или 2010-го?

— Думаю, 2010-го. Состав с предыдущего чемпионата мира наполовину сохранился, игроки стали взрослее, опытнее, появилось еще несколько игроков, которые стали основными. Тогда мы весь чемпионат прошли ровно – все матчи выиграли!

— Вы рассказывали, что в полуфинале однажды пришлось отступить от установки тренера и сказать, чтобы связующая Евгения Старцева сделала по-другому. Такое часто практиковалось?

— В полуфинале с США это случилось единственный раз. Иногда бывает, что игра со скамейки и с площадки смотрится чуть по-разному. То что на тот момент Владимир Иванович Кузюткин требовал, уже не работало, поэтому после завершения перерыва нам с Любой Соколовой срочно пришлось решать по-другому, — смеется Гамова.

— В книге вы рассказывали о сопротивлении ежедневным прогулкам, которые на том турнире были обязательными.

— Я не против прогулок. Понимаю, что это придумывали не просто так. Чтобы мы не проводили излишне много времени в гостинице, не засиживались и не залеживались там, ходить и гулять надо. Но при подготовке к тренировке или матчу могли понадобиться какие-то медицинские процедуры. Если мне нужно на них пойти, устраивать обязательную прогулку неправильно.

— Получается, что форма становится важнее содержания?

— Да! Я считаю, во всем должен быть разумный подход. Когда я прихожу на массаж, а мне говорят «ты же сейчас должна гулять» — это странно.

— Бразилия на том этапе была самым принципиальным соперником?

— Не только тогда. Мы часто с ними встречались в решающих матчах, которые становились очень упорными и драматичными. Два финала чемпионата мира уместились между двумя потрясающими матчами на Олимпиаде. Везде – пять партий! В Афинах в 2004-м году отыграли пять матчболов в четвертой партии, потом выиграли на тай-брейке, в Лондоне-2012, наоборот, в упорнейшем тай-брейке проиграли. Бразилия почти весь период моего выступления за сборную была главным соперником

Новосибирск

— Кроме России, вы играли только в Турции. Жалеете, что не расширили географию?

— Не жалею, наоборот, я очень довольная своей карьерой. Отлично себя чувствовала в каждом городе, где играла. Во всех клубах было прекрасно.

— А какой из четырех российских городов, где вы играли, самый волейбольный?

— Наверное, Екатеринбург. Этот город можно назвать центром женского волейбола в России, по крайней мере, когда я там выступала это было так. Спорт в этом городе всегда ассоциируется с «Уралочкой». Москва пресыщена спортивными событиями, большого внимания к волейболу там нет.

— А Казань?

— В Казани внимание к спорту большое, есть сильные команды в разных игровых видах. А в родном Челябинске у команды сложные времена – «Динамо-Метар» пытается удержаться на плаву. Поэтому из всех этих городов волейбол в первую очередь ассоциируется с Екатеринбургом.

— Матчи чемпионата мира среди мужских команд, который пройдет в России в будущем году, в каких городах собираетесь посмотреть?

— Очень хотелось бы в Новосибирск съездить – мне там бывать не доводилось. Чемпионат мира – отличный повод этот город увидеть.

Источник

Leave A Reply

×