×

Каково это — проехать на двухместном автомобиле Формулы 1

===ПАРТНЕРЫ===

Поделились Комментарии

С 2017 года команда F1 Experiences регулярно катает гостей Гран При по настоящим автодромам Формулы 1. Стюарт Кодлинг из журнала F1 Racing на себе проверил, что чувствует человек на пассажирском сидении двухместной гоночной машины

Эта статья была написана в конце 2017 года. Тогда же она появилась в англоязычном журнале F1 Racing. На русском языке этот материал не выходил. Перевод публикуется впервые.

До часа «икс» осталось десять минут, а по крыше боксов барабанит дождь. Всего полчаса назад мы наслаждались голубым небом и ярким солнцем, а теперь у нас над головами зависли серые тучи. Знаменитый микроклимат «Спа-Франкоршама» снова это сделал: погода над бельгийской трассой Формулы 1 испортилась в мгновение ока.

Мы стоим в боксах под номером 11 — тех самых, что с начала года занимает бригада F1 Experiences с двумя двухместными машинами Формулы 1. Мы — это я и Майк Гаскойн, бывший технический директор команд Renault, Toyota и Caterham. Сейчас Гаскойн работает в команде Пола Стоддарта, который организует заезды на двухместных гоночных автомобилях во время Гран При.

Гаскойн больше не руководит огромным конструкторским отделом, но это ни на йоту не изменило его привычек в паддоке: губы Майка поджаты, а один наушник привычно сдвинут за ухо. Так Гаскойн может слышать своих собеседников и при этом следить за происходящим с командой.

Майк Гаскойн и выпускающий редактор журнала F1 Racing Стюарт Кодлинг

Фото: Sutton Motorsport Images

Если дождь усилится, мы никуда не поедем. Где-то в уголке своего сознания я думаю, что это не такая плохая идея. Мы находимся в Спа — на трассе, которая заслуженно получила славу одного из самых опасных автодромов на планете. Даже сейчас, когда стандарты безопасности достигли невиданных высот, гонщики продолжают называть «Спа-Франкоршам» одной из самых сложных и требовательных к пилотажу трасс. Может, и впрямь не стоит никуда ехать?

Стюарт Кодлинг рядом с двухместной машиной Формулы 1 в боксах

Фото: Sutton Motorsport Images

Вокруг меня снуют механики, которые продолжают готовить машины к заезду несмотря на плохую погоду. Боксы «одиннадцатой команды Формулы 1» выглядят так, как и положено правильному гаражу с гоночными машинами: белые стены, лаконичный дизайн комбинезонов, аккуратные ящики с инструментами. Почти все, что здесь находится, бригада F1 Experiences получила от команды Manor. А белый цвет — это не только признак гоночной «породы», но и особая гордость Пола Стоддарта. Просто почитайте, как он рассказывает об этой краске в своем интервью.

Впрочем, в центре этого действа все равно они — двухместные гоночные машины Формулы 1. Эти автомобили родились в 1998 году под именем Tyrrell 026. Аэродинамику Формулы 1 девяностых годов дополняют аутентичные трехлитровые моторы Cosworth V10 — те самые, по которым сейчас так скучают болельщики Ф1. Если окажетесь рядом — не забудьте беруши. С машинами последних лет мы успели отвыкнуть от такого рева.

«Мы могли бы поставить сюда более современные турбомоторы. На самом деле, для нас это было бы даже дешевле, но руководство чемпионата из Formula One Group настояло на том, чтобы внутри этих машин были именно трехлитровые V10 без наддува. Они хотели вернуть гонкам звук». Это рассказ Кита Уиггинза, еще одного человека с гоночным прошлым с команде F1 Experiences.

Автоспортивные болельщики с большим стажем помнят Уиггинза по его команде Pacific, которая участвовала в Ф1 в середине девяностых, а также по коллективу Herdez Competition / HVM, выступавшему в серии ChampCar в двухтысячных годах. Сейчас Уиггинз работает на Стоддарта и почти каждые выходные приезжает на Гран При Формулы 1.

Двухместные автомобили Формулы 1 готовят к заезду по трассе в Спа

Фото: Sutton Motorsport Images

Время идет — и мы понимаем, что если нам не удастся выехать сейчас, то заезд придется отменить. Покатушки F1 Experiences проходят в перерывах между официальными заездами Формулы 1 и гонок поддержки. Это означает, что двухместные машины могут появиться на трассе только тогда, когда в расписании гоночного уик-энда имеется пауза. Через полчаса «Спа-Франкоршам» займут пилоты Формулы 2, потом их сменят участники GP3 или Суперкубка Porsche – а значит, свободного времени для любителей вроде меня совсем не останется.

Выпускающий редактор журнала F1 Racing Стюарт Кодлинг в гоночном комбинезоне перед стартом заезда

Фото: Sutton Motorsport Images

Гонщики F1 Experiences Патрик Фризахер и Жолт Баумгартнер залезают в машины и с брызгами из-под колес отправляются на трассу — проверить условия. Я жду их в боксах с шлемом и системой HANS в руках. «Лучше надень их, парень. Ты следующий», — подбадривает меня Пол Стоддарт. Что ж, значит, все-таки едем.

Затычки в ушах на месте, балаклава надета, и вот уже сам Стоддарт помогает мне затянуть ремешки на шлеме и пристегнуть HANS. Теперь я выгляжу как настоящий гонщик: сторонний наблюдатель вряд ли отличит меня от снующих по паддоку пилотов GP3 или Суперкубка Porsche. Для пущего эффекта я даже заправил выданное мне огнеупорное белье в носки. Теперь я готов ко всему.

Двухместные машины Ф1 заканчивают первый прогревочный круг и проносятся мимо по стартовой прямой. С моего места виден только шлейф брызг за забором. Правда, звук пробирает даже сквозь шлем: я продолжаю слышать рев могучих моторов V10 еще несколько секунд после того, как машины скрываются за поворотом. На следующем круге Фризахер и Баумгартнер возвращаются в боксы. Трасса в порядке, пассажиры могут забираться в автомобиль.

Мне машут рукой — похоже, я достиг точки невозврата. Я делаю каменное лицо, закрываю визор на шлеме и твердо подхожу к автомобилю. Никто не должен знать, о чем я сейчас думаю — так что лучше мне просто залезть в машину и позволить всему идти своим чередом.

Выпускающий редактор журнала F1 Racing Стюарт Кодлинг

Фото: Sutton Motorsport Images

Первое впечатление: как же здесь тесно! Теперь я понимаю, почему правила F1 Experiences запрещают катать на этих машинах людей тяжелее 88 килограммов — такие пассажиры просто не поместятся внутрь. Для того, чтобы устроиться в кокпите, мне приходится широко развести ноги и плюхнуться куда-то вглубь шасси. Кажется, такое положение называют позой роженицы, но я не уверен.

Надо мной наклоняется Пол Стоддарт и начинает пристегивать меня с ног до головы. «Поставь свои ноги на ступеньки в кокпите» — говорит он. Ступеньки? Я бы это сделал, если бы хоть что-то видел: кокпит окружает меня со всех сторон и я вижу только самого Пола, колдующего с моими ремнями.

Через какое-то время я чувствую, что кто-то переставил мои ноги и теперь под ними есть опора. Все это время мне несколько мешает нечто мягкое, расположенное прямо у моих икр. Оглядевшись, я понимаю: это Жолт Баумгартнер, который сидит на месте водителя. Будучи пассажиром, я буду обнимать его ногами на протяжении всей нашей поездки. Так, давайте без резких движений.

Источник

===ПАРТНЕРЫ===

похожие посты

Оставьте комментарий